Лицо города в лицах. Часть I. От идеального города до актуального
03.10.2013

Архитектурное лицо города. Какое оно? Аристократичное или простоватое, живое или постное, злобное или открытое?.. Черты этого лица, застывшие в изгибах улиц, мимика этого лица, вскинувшаяся силуэтами зданий,– почему они именно такие, какие есть? Как отразились исторические, экономические и межличностные перипетии на городском облике? И, вообще, есть ли оно, лицо, у нашего города?

Для того чтобы эта горсть вопросов из разрозненных пазлов сложилась в цельный портрет мы начинаем цикл бесед с людьми, имеющими непосредственное отношение к формированию этого образа,– архитекторами, строителями и дизайнерами.

Первые эскизы нашего цикла наметились в разговоре с одним из самых интересных и компетентных рассказчиков на тему харьковской архитектуры — Максом Розенфельдом.

Чтобы лицо было гармоничным, его различные части должны находиться в определённой относительной пропорции. Ни одна часть лица не существует и не функционирует и не воспринимается зрительно в отрыве от других. Можно ли сказать о такой цельности в отношении архитектуры и застройки Харькова?

У Харькова действительно особая судьба с точки зрения планирования не отдельных зданий, а планирования целого города. Планы застройки города появлялись в среднем раз в 50 лет, при разных императорах и царях, главных архитекторах и градоначальниках. Но наиболее значимые попытки изменить и создать ИДЕАЛЬНЫЙ город были предприняты в первой половине 20 столетия, особенно, когда Харьков был столицей республики. Здесь и был создан институт «Гипроград», задачей которого было проектирование городов вцелом. здесь разработаны генеральные планы 28 городов Украины (в т. ч. Киева в 1934 г.), а также нескольких городов Белоруссии и г. Ташкента. Естественно, совершенно особый проект был разработан и для нашего города. Возглавлял эту проектную группу гениальный архитектор и градостроитель Александр Львович Эйнгорн (с совершенно фантастическим для советского гражданина званием члена Британского общества архитекторов). Если бы его проект осуществился, то Харьков в те годы стал бы одним из самых современных городов мира. Уже в 30-е годы было спроектировано метро, скоростная надземная дорога, скоростной трамвай. Все транспортные магистрали и развязки были продуманы так, чтобы пробки на ближайшие 150 лет были исключены. Исключительно грамотно и умело были определены будущие районы: индустриальные и жилые. Сразу же после переезда столицы из Харькова в Киев этот проект значительно урезали, финансирование практически прекратилось, группа архитекторов за связи с иностранными специалистами (ранее приглашенными в советский союз для реализации проекта) репрессирована. В результате этот изначально шедевральный план стал внедряться очень фрагментарно и непоследовательно. Одним из таких удачных «фрагментов» стала застройка Павлова поля. Можно сказать, что престижность и удобство этого района были во многом предречены талантливыми идеями Эйнгорна.

Кстати, этот район Харькова больше всех «нафарширован» новыми зданиями. Именно здесь и воплощены основные тренды современного градостроительства. А что бы отметили Вы из застройки последних двух десятилетий?

Полтора года назад ко мне обратилась съемочная группа Алексея Германа младшего с просьбой подыскать локации для фильма «Под электрическими небесами»». Для фильма надо было снять несколько сюжетов в Украине на фоне, который бы отражал все те изменения, произошедшие в стране за последние 20 лет. После кропотливых поисков и фотосессий с помощником режиссера, оказалось, что ни в Киеве, ни в Харькове, ни в Одессе, ни в Донецке, ни тем более во Львове подобного городского бекграунда обнаружить не удалось.

Лишь только Днепропетровск — единственный город в стране, который смог предъявить что-то новое и современное в архитектуре и градостроении. Конечно, наличие днепровских просторов, масштабного пространства всегда очень выгодно подчеркивает и эффектно поддерживает городскую застройку. Но Днепропетровский феномен заключался не только в этом. В городе работал потрясающий архитектор Александр Дольник. Этот тот человек, который, собственно и построил новый Днепропетровск. За какие-то 12-15 лет он кардинально изменил лицо города и не только с точки зрения современных архитектурных тенденций. Он вдохнул во все это некую историю, некий смысл. Днепропетровск стал благодаря ему примером классной архитектуры.

Для съемок харьковских сюжетов мы и ориентировались на подобные образцы градостроения. У меня, и как историка архитектуры и как коренного Харьковчанина, отношение к этому довольно ретроградное со своими сложившимися привычками и пристрастиями. Германовский же ассистент со свежим взглядом приезжего мог совершенно по-новому оценить те или иные объекты. Его внимание сразу же привлекло здание бизнес-центра «Солярис» на улице Отакара Яроша. Действительно, эта стеклянная призма очень хорошо выглядит сама по себе, к тому же она прекрасно контрастирует с окружающей застройкой.

Вторым же местом стал район, застроенный зданиями «Авантажа»: «Пионер», «Олимп» и комплекс на ул. Культуры. Причем его поразило именно место вцелом. Это четыре башни, которые создают эффект некоего замкового комплекса, который логично замыкает район Загоспромья. Он смотрел на это глазами оператора, ему была важна картинка, и он ее нашел!

В чем же прелесть и новизна этой архитектуры?

В вопросе жилого высотного строительства первенец Авантажа — «Олимп» — стал первым объектом после салтовской 25-этажки. Именно с этого дома начался новый этап городского строительства в городе.

До этого все здания, построенные в городе за 15 лет независимости, несли на себе этот отпечаток. Все они, так или иначе, выросли из салтовской панельки.

Дома «»Авантажа» при всей свое узнаваемости и неброской простоте стали, пожалуй, первым примером архитектуры, лишенной пережитков советского дизайна.

Еще один такой проект начал недавно реализовываться на склонах Саржиного Яра — это жилой комплекс «Ключ». Мне удалось познакомиться с ним весьма близко, т.к. наша мастерская готовит его презентационный макет. Так что он мне близок во всех отношениях, и просто по-человечески нравится. И внешний вид, и функциональность, и то, как вся конструкция будет вписана в окружающее пространство. Мы привыкли к определенной картинке Дома проектов. Но, когда рядом появится «Ключ», пространство совершенно преобразится. Насколько свежей и современной станет картинка.

Даже сложно сказать, какое еще более удобное и живописное место можно найти для жилого дома. Он находится в «правильном» месте. У него есть запоминающийся визуальный образ. У него есть имя. Это очень правильно: если имени не будет, люди его незамедлительно придумают. «Ключ» вряд ли будут переименовывать. Оно простое, без какого-либо пафоса, оно хорошо сочетается с причудливо извивающимся дизайном дома. «Ключ» — это прекрасный, емкий и всем понятный смысловой и визуальный ориентир всего Загоспромья…

Продолжение…

Все статьи