Капитан Олекса: путешествие к центру себя
28.07.2018

Наблюдая за ним уже несколько лет со стороны, я сложил образ путешественника, но не как покорителя географического пространства, а человека, пытающегося посетить как можно больше ментальных локаций и полюсов увлечений. Эдакий путешественник по неизведанным уголкам человеческих возможностей, знаний и пристрастий.

В орбите его интересов: музыкальные культуры Средневековой Европы и Древней Греции; окситанский, он же провансальский язык, он же язык трубадуров; мотоцикл и велосипед, каяки и яхты, пешеходный туризм...

А еще он умеет делать отдых «на коленке» практически в любой точке мира. А еще… в момент публикации этого интервью Олекса Пилипенко будет бороздить воды Атлантики возле Азорских островов, поэтому не сможет подтвердить или опровергнуть небылицы запечатлённые ниже…

Начнем с самого сложного из всех простых вопросов: ты счастлив?

Счастье — это обусловленное ощущение, ему нужен повод. К тому же погоня за счастьем означает пребывание на качели «счастье-несчастье», «плюс-минус». Поэтому я предпочитаю ощущение покоя и гармонии. Они не обусловлены ничем, для них ничего не нужно.

У меня как—то ни разу не возникало такого ощущения сожаления о чем-то прожитом не так. Надо быть «здесь и сейчас» и как-то «делать фишку». И мне кажется, что большую часть мне это удается.

Иногда мне кажется, что моя настоящая цель — прожить как можно больше жизней всяких разных. Поэтому для меня не проблема начать жизнь сначала. Более того, если я выгораю в каком-то деле, это для меня превращается в пытку. Я начинаю буквально болеть от того, что занимаюсь не любимым делом. 

Так случилось когда-то с музыкой? Ты ведь был участником одной из самых интересных групп страны «Казма-Казма»… Почему так произошло, что музыка тебя перестала интересовать?

Во-первых, я не видел в этом занятии материальных перспектив: доходов музыка не приносила, а времени забирала очень много. 

Мне больше нравилось быть композитором, сочинять музыку чем выступать на сцене. В «Казме», кстати, я был преимущественно исполнителем, а для творческих амбиций у меня был другой проект, который сейчас почти никто не помнит. Поэтому и вспоминать его не будем.

А после того как я несколько месяцев поработал уличным музыкантом в Германии, (Берлин-Потсдам), я приобрел просто-напросто аллергию на музыку. 

Интерес к средневековью, трубадурам, рыцарской романтике тоже отошел в прошлое после прозрения того, что здесь и сейчас происходят совершенно грандиозные и революционные события, кардинально меняющие человека и его среду обитания. 

Арсенал путешественника: книга, мотоцикл, каяки, что было ближе всего, любимей? 

В «эпоху мотоциклизма», которая длилась у меня лет пятнадцать, мотоцикл был объектом самого настоящего культа. Это был какой-то тотемизм, да-да — мотоцикл был для меня одушевленным тотемом. Я буквально молился на него и на все эти сопутствующие железяки. Я как в бреду мог себе представить, что этот долбаный двигатель внутреннего сгорания живой и у нас с ним ментальная связь. Сейчас я осознано стараюсь использовать минимум вещей и приспособлений в своих путешествиях. Каждые полгода я устраиваю чистики: если за этот период вещь мне не пригодилась, значит я постараюсь избавиться и от нее, и от привязанности к ней. Вот почему меня так привлекают те же самые яхты — это чартерная (прокатная) техника, она не моя: можно пользоваться на стороне без каких бы то ни было «обязательств». Мне сейчас даже в голову не придет мысль о том, чтобы поехать на своем мотоцикле туда, где есть возможность проката. 

А ведь когда-то все было по-другому?

В эти дни у меня своеобразная годовщина — десять лет самой масштабной мотопоездки протяженностью в 9 тыс. км., если считать только сухопутный путь. Маршрут проходил через Турцию, Сирию и Грузию. Было много приключений, в том числе, и не самых приятных с поломанными ребрами. Поездка оформилась из импульса, я даже особенно к ней не готовился. Культ мотоцикла, привычка поддерживать его в идеальном состоянии, безоглядная вера в него и были основными двигателями этого путешествия. Возникло определенное настроение, мотоцикл был в идеальном состоянии, какие-то деньги имелись. Что еще надо? Сел и поехал…

Не менее экзотичным было путешествие, совершенное 3 года спустя: по Индийскому океану под парусами древнерусской ладьи!!! До я этого я не имел ни малейшего опыта и даже представления о мореплавании. А тут появилась возможность пересечь половину океана на диковинной деревянной лодке с драконом на носу. 

Как очутилось древнерусская ладья на маршруте Шри-Ланка–Малайзия–Таиланд-Папуа-Новая Гвинея?

Оно, кстати, дошло до Австралии... Вначале организаторы хотели в очередной раз воспроизвести путь из «варяг в греки» от Ладоги до Северного Причерноморья. Кстати, самый сложный участок путешествия был в, казалось бы, безобидных водах Азова и Черного моря, а вовсе не в океане. Так вот, а дальше организаторы, чтоб добру не пропадать, решили сделать нечто более грандиозное и перевезли ладью в Южную Азию с тем, чтобы якобы реконструировать «Хожение за три моря» Афанасия Никитина… Хотя в упомянутом произведении сам путешественник рассказывает именно о «хожении» сухопутном и совсем по другим местам. Но главное в этой истории была не самая история, а то что я в нее попал))).

И вот уже семь лет тема парусов для меня открыта. После «хожения» по океану я начал задумываться о том, как мне выучится на капитана яхты. И выбрал для этого, пожалуй, самый экзотический вариант обучения у самого известного турецкого яхтсмена, который выучил около 6 тысяч капитанов и считается в парусных кругах живой легендой. Как раз тогда у меня появились деньги от продажи одного из мотоциклов: так одно старое увлечение окупило мою новую страсть. В тот момент я толком-то и не знал, как применить полученные навыки. Но все как-то следовало своим логичным чередом. Знакомая, занимавшаяся туристическим бизнесом, захотела расширить ассортимент своего турагентства путешествиями на яхтах и пригласила меня капитаном. Дальше одной поездки у нас с ней дело не пошло. Я понял, что могу заниматься организацией сам. И вот уже 6-й год я работаю капитаном ТАМ, собирая команды ЗДЕСЬ.

Насколько я понимаю у тебя в стране найдется немного конкурентов, предлагающих такой вид путешествий. Сейчас модно предлагать так называемые «авторские туры». Твоя деятельность как-то коррелирует с этим направлением?

Вообще у человека, решившего путешествовать, есть три варианта: купить стандартный тур, поехать самостоятельно, и, наконец, купить авторский тур. Третий вариант интересен, необычен, нестандартен. Автор тура в поте лица отыскивает «изюминки», отрабатывает логистику, на собственной шкуре испытывает все сервисы, особенности быта, прелести и опасности локаций, и т.д. Но! Авторский тур — это набор сервисов и локаций, укомплектованный исходя из вкусов и предпочтений самого автора. Я стараюсь организовать поход так, чтобы это было интересно участникам команды, которую я набираю. Путешествие формируется эксклюзивно под запросы конкретных людей. Оно начинается задолго до самой поездки — с откровенной беседы с клиентами о том, чего же они ожидают от поездки, и эти переговоры не всегда проходят легко и гладко. Но если удается друг друга понять, то как правило, тур проходит на ура. И тогда людям можно предлагать самые «адские смеси» из похода на яхте, пешеходного маршрута, велосипедной покатушки и сафари на джипах... 

Для этого ведь надо хорошо ориентироваться на местности? Ты проводишь рекогносцировку? 

Да, эти опции я могу предлагать, потому что перед этим живу в этих местах достаточно долго, скрупулезно изучая местность и тонкости местного быта. Куда бы я ни ехал, даже по личным делам, я всегда рассматриваю поездку как потенциальный тур.

 Для «рекогносцировки» я езжу в несезон. Туристические привычки — все эти отели, рестораны, all inclusive и т.д. — оставляем за бортом. Мастер-класс по навыкам проживания в чужой стране я прошёл, когда участвовал в том самом «хожении» Афанасия Никитина. В Таиланде по совету канадского яхтсмена, который пригнал на несколько недель свое судно для ремонта и не мог себе позволить дорогой отель, мы поселились в абсолютно фантастическом гадюшнике, но фактически бесплатном. Я с тех пор, конечно, гадюшников не ищу, но стараюсь поселиться как можно дешевле. Нормальное жилье можно найти на Интернет-ресурсах (например, airbnb.com), где сдаются частные апартаменты на долгий срок часто по смешным ценам. Есть более авантюрный вариант — бронируем отель дня на три, за этот срок ходим и ищем на месте выгодный вариант съёма жилья у местных. Жилье должно быть обязательно с кухней, чтобы максимально удешевить пропитание.

Покупки… Легко и просто, когда в городе есть всем известные Lidl или Aldi . Сложнее выбрать оптимальный магазин из местных сетей. Для мониторинга я отмечаю 3–4 таких супермаркета, подъезжаю к каждому и наблюдаю 15–30 минут. Отмечаю про себя, какие люди и на каких авто (велосипедах) подъезжают; что, в каком количестве и ассортименте они вывозят в тележках. За полтора–два часа я практически с 99% вероятностью вычисляю самый правильный маркет, где тарится средний контингент местных жителей.

Сравнение цен на основную корзину продуктов, как правило, подтверждает мои первичные выводы. Та же технология помогает выбрать точку доступную точку общепита для местных. Получается эдакая охота с элементами медитации… Плюс антропологическое исследование, ведь в таких местах знакомишься с жизнью страны изнутри без прикрас и туристической ретуши.

У тебя ведь есть какой-то план разработки нестандартных пешеходных маршрутов в Украине?

За рубежом разработаны и промаркированы многие тысячи километров пешеходных и велосипедных маршрутов. Помимо всемирно известных Ликийской тропы или Пути Святого Якова существует масса локальных маршрутов, с подробными картами, путеводителями, сопутствующей инфраструктурой. Турист, которому надоели дежурные достопримечательности, всегда может на пару-тройку дней свернуть на такой необычный и неизбитый маршрут… Украина в этом смысле — terra incognita. Мы, живя в Харькове, не то, что не знаем, где прогуляться в окрестностях, скажем, Хмельницкого, а даже в границах своей области заблудимся как слепые котята. Есть у меня такая идея с рабочим названием «Trans-Ukrainian Way», которая реализуется в четыре этапа:

  1. Берем несколько банок краски и маркируем конкретный маршрут где-нибудь на Изюмщине, потом на Змиевщине и т.д. Для организации волонтеров, бросаем клич в соцсети.
  2. Пытаемся увязать разрозненные участки в нечто более целое внутри области. 
  3. Самый сложный этап — это собственно тот самый «транс-юкрэйниан» — межрегиональная координация, цель которой вывести маршруты за пределы области и увязать их в единую сеть по всей Украине. Я очень четко представляю, как проложить пешеходный и условно велосипедный маршрут от Изюма через границу Харьковской, Полтавской и Сумской областей до Черкасс, например. 
  4. Местным жителям надо подумать, что они могут предложить туристам в качестве местных достопримечательностей и минимального сопутствующего сервиса: ночлег, питание, и т.д.

B дальнейшей перспективе можно уже думать о том, как присоединить Украину пешеходную к остальной Европе.

Приключения во время приключений. Два-три самых ярких воспоминания в порядке возрастания…

Во время путешествия на мотоцикле среди сирийской пустыни на абсолютно пустой трассе меня немного «подрихтовал» автобус. И остаток путешествия (около двух недель) мне пришлось ездить с поломанными ребрами. Особенно тяжело было в первые дни: лежать было практически невозможно, я не мог спать. Мои мучения продолжались до тех пор, пока я не попал на ночлег к одному сирийцу. Приютив меня на заправке, он увидел мои страдания и порекомендовал необычную религиозно-дыхательную практику. На вдохе громко то ли протягивать, то ли пропеть «Аллах!», а на выдохе — «Акбар!». И это действительно помогло. Хотя, кто знает, терапевтический эффект от слогана «Слава КПСС!», возможно, был бы не меньшим…

Из индийского «хожения» есть несколько блиц-историй… Итак, я прошел под парусом от Шри-Ланки до Папуа-Новой Гвинеи. Эта была моя первая встреча с океаном и его диковинами. Ночная вахта. Темно хоть глаз выколи, передо мной компас, GPS, звезды над головой. И вдруг у меня за спиной раздается мощнейший низкий звук как в худших фильмах ужасов: не то вздох, не то стон — такие «мега-басы», наверное, не выдержала бы ни одна колонка в хорошем кинотеатре. Растормошил начальника вахты: «А-а-а... Это кит!» — зевая произнес тот и, перевернувшись на другой бок, тут же захрапел в унисон гулкой песне океанического титана. А я до конца вахты красочно живописал в воображении ситуацию, когда обладатель титанического вокала решает нежно прихлопнуть хвостом наше 15-метровое «корытце»…

Через несколько дней очередная ночная вахта. Что-то заставило меня посмотреть за борт, а там исполинские огненные змеи, штук 5–7, извивающиеся в каком-то диком танце. Сразу на бедный мозг набрасываются своры мыслей об инопланетянах, древних монстрах, капитане Нэмо, Кракене и прочих Ктулху… «А-а-а… Это дельфины!» — с досадой прозевал начальник вахты, явно не настроенный объяснять салаге, что такое биолюминесценция и почему движущиеся тела в планктоне оставляют огненный след.

И третья мини-история… И опять ночная вахта. Надо сказать, что воздух над открытым океаном практически стерильный, он ничем не пахнет. Но я начинаю улавливать ярко выраженный аромат влажного леса. При этом приборы показывают, что мы все-таки в океане. Что за глюки?!?! Но потом, посмотрев на GPS и датчик ветра, я догадался, что в 40 километрах от нас была Суматра. За две недели в условиях идеальной органолептики мое обоняние стало острым как у животного. Для меня это был какой-то очень сакральный момент растворения в дикой природе, единения с ней. 

В мотопутешествии в Грузии началась очень трогательная история… Ну вы знаете, как это бывает в Грузии: случайная беседа со случайным прохожим на обочине вылилась в трехдневное посещение его дома со всеми вытекающими грузинскими радушием и гостеприимством. Выяснилось, что старушка-мать хозяина — украинка родом из-под Одессы, а единственная её сестра живет в Харьковской области в селе Белый Колодец возле Волчанска. Они уже лет 20 как не общались, поэтому мне было поручено передать украинской родственнице письмо, что я и стал делать практически сразу по возвращении в Украину.

Поездка превратилась в самый настоящий квест с закрученным сюжетом, годящимся для реалити-шоу. Дом по адресу, указанному в письме я нашел сразу же. Только вот он был нежилым, к моему счастью в этот же момент мимо проезжала всезнающая почтальонша, которая отправила меня совсем в другой край села. Часа два проблуждав по путанным улочкам и задворкам, я наконец-то нашел новое жилище искомой родственницы. Но ее, конечно же, не было дома… Поскучав 15-20 минут, я уже собирался уезжать и в последний раз пошумел у ворот. На кипеш вышла соседка, холодно и с подозрением воспринявшая неизвестного мотоциклиста. Но потом, когда узнала суть дела, лихо взобралась на заднее сиденье мотоцикла, чтобы показать дорогу к какой-то бабе Маше, в гости к которой и завеялась моя адресатка. В конце концов встреча состоялась. До бабушки долго доходило кто я такой и с чем приехал, но потом таких бурных эмоций я, наверное, ни разу в жизни еще не видел. Так случайная встреча на грузинской обочине связала две страны, две судьбы, два сердца...

 

Материал подготовил Игорь Авдеев

Все статьи